ИНТЕРНИСТ

Национальное Интернет Общество
специалистов по внутренним болезням

ПУБЛИКАЦИИ

Ответы на вопросы

Иванов С.Н.
12 Марта 2014

Оксана Михайловна Драпкина, профессор, доктор медицинских наук:

– Спасибо большое, Сергей Николаевич. И вам тоже поступают вопросы. У нас осталось шесть минут. Из Владикавказа вопрос такой. Бозентан и Силденафил дорогостоящие. Есть ли дженерики этих препаратов?

Сергей Николаевич Иванов, профессор, доктор медицинских наук:

– Спасибо за вопрос. На сегодняшний день у ингибиторов эндотелиновых рецепторов два препарата: это Бозентан (Траклир) и Амбризентан. Дженериков я не знаю – их нет. Что касается Силденафила, есть дженерик – это Динамико.

Драпкина О.М.:

– По результатам ЭХОКГ у больной умеренное расширение корня аорты – 42 миллиметра, правых отделов, недостаточность и уплотнение трикуспидального клапана. Может ли быть изолированная миксоматозная дегенерация трикуспидального клапана с легочной гипертензией?

Иванов С.Н.:

– Может быть. Дело в том, что, как вы сказали, есть расширение аорты. В зависимости от возраста, скорее всего, здесь надо рассматривать как дисплазию соединительной ткани, в частности, как вариант, синдром Марфана. И при патологии аорты очень часто вторично страдает и трикуспидальный клапан. Надо детально посмотреть, оценить по ЭХО створки трикуспидального клапана. Если они изменены – это может быть перенесенный в прошлом эндокардит, либо это соединительнотканная дисплазия, которая, естественно, вызывает вторичное повышение давления в малом круге. Здесь речь, скорее всего, не идет о идиопатической легочной гипертензии.

Драпкина О.М.:

– Вопрос из Кишинева, Шарапановский Юрий Иванович. Что такое единица Вуда? Не удалось найти информацию в интернете.

Иванов С.Н.:

– На сегодняшний день два способа измерения или оценки общелегочного сопротивления. Общелегочное сопротивление можно оценивать в динах на секунду на сантиметр в минус пятой степени, и есть единица Вуда так называемая. Единица Вуда равна 80-ти дин на секунду на сантиметр в минус пятой степени. Это оценка общелегочного сопротивления.

Драпкина О.М.:

– Понятно не очень, Сергей Николаевич. Но я думаю, что если вы чаще будете проводить образовательные проекты, мы уже, так сказать, поднатореем в этом вопросе. Вопрос такой. Насколько реальна в нашей стране пересадка больному комплекса легкие-сердце?

Иванов С.Н.:

– Я за неимением времени не стал рассматривать хирургические методы лечения, потому что речь шла в первую очередь о медикаментах. Но тем не менее, существуют хирургические методы. И действительно, если неэффективны медикаментозные методы лечения, комбинированная терапия в особенности, то остается единственный выход – это пересадка либо одного легкого, либо органокомплекса, в зависимости от этиологии заболевания.

Насколько мне известно, у нас пока единственный в России случай пересадки органокомплекса есть успешный. Несколько успешных случаев пересадки легкого, но по поводу муковисцидоза.

Драпкина О.М.:

– Вопрос из Кишинева. Ответьте, пожалуйста, клиническая ситуация. Беременная женщина с синдромом Эйзенменгера. Соответственно, у нее легочная гипертензия. Какой препарат выбора?

Иванов С.Н.:

– Все зависит от сроков беременности. Если рассматривать ингибиторы эндотелиновых рецепторов, то беременность является противопоказанием для этого препарата. Если срок беременности уже большой, то не исключаются антагонисты и не исключаются ингибиторы фосфодиэстеразы.

Но самая сложная ситуация будет после родов. Там уже после рождения ребенка, после проведения кесарева сечения, возможна терапия по полной программе. На сегодняшний день зарубежные клиники обладают большим опытом родоразрешения, несмотря на высокое давление в малом круге беременных.

У нас в России считается абсолютное противопоказание, хотя я с этим не совсем согласен.

Драпкина О.М.:

– Ну, синдром Эйзенменгера и беременность – это, наверное, уже подвиг, потому что это крайне тяжелое состояние – высокое давление в легочной артерии.

Иванов С.Н.:

– Ну, у нас, наконец, появились препараты, возможности. Уровень медицины сейчас развивается. И даже в этих случаях можно обсуждать вопрос в будущем. Я думаю, мы к этому придем, что мы будем выхаживать и стараться сделать счастливыми эту сложную категорию женщин.

Драпкина О.М.:

– Спасибо вам огромное, Сергей Николаевич. Спасибо большое Алексею Николаевичу. Я еще раз хочу сказать, что сегодня у нас на связи представляли свою терапевтическую школу – ну, мы поняли, конечно, что это кардиологическая школа – Новосибирский научно-исследовательский институт Патологии кровообращений имени Мешалкина, который был создан и функционирует с 1957 года.

Мы на самом деле вам аплодируем. Спасибо за ваше новаторство, спасибо за ваши результаты. И, в общем, после еще раз знакомства с вашими достижениями мы, конечно, испытываем гордость, что в России есть к чему стремиться. Спасибо вам еще раз. До встречи. Я думаю, что мы продолжим наши встречи. До свидания.

Иванов С.Н.:

– Спасибо за внимание. Мы готовы к дальнейшему сотрудничеству.

Драпкина О.М.:

– Спасибо.