ИНТЕРНИСТ

Национальное Интернет Общество
специалистов по внутренним болезням

ПУБЛИКАЦИИ

Современный взгляд на роль метаболической терапии в лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы

Симаков А.А.
12 Февраля 2013

Стенограмма лекции

Всероссийского Интернет Конгресса специалистов по Внутренним Болезням

00:00

Владимир Трофимович Ивашкин, академик РАМН, доктор медицинских наук:

– Следующее сообщение у нас. Профессор Александр Анатольевич Симаков.

«Современный взгляд на роль метаболической терапии в лечении заболеваний сердечнососудистой системы».

Пожалуйста, Александр Анатольевич.

(Демонстрация слайда).

Александр Анатольевич Симаков, профессор, доктор медицинских наук:

– Спасибо Владимир Трофимович.

(Демонстрация слайда).

Я хочу начать с того, что все мы работаем в клиниках и у всех нас есть свои пациенты. А самое главное, у всех нас есть свои студенты и аспиранты, с которыми мы работаем, из которых мы растим свою смену. Когда к нам поступает больной в клинику, молодой врач все время обращается к своему наставнику, как правило, с двумя вопросами: что в данном случае говорят клинические рекомендации об этом заболевании, и как нам лучше лечить больного.

Первый вопрос отражает приложение рандомизированных клинических исследований к реальной практике. А второй подразумевает конкретного больного с индивидуальными физическими, психическими, социальными и какими-то другими особенностями пациента. А также, самое главное, субъективное мнение специалистов. Хотя в медицине подразумевается смесь этих представлений, они, на самом деле, диаметрально противоположны друг другу.

(Демонстрация слайда).

Я бы даже назвал (вы знаете, Владимир Трофимович, Оксана Михайловна) не столько «Роль метаболической терапии», сколько «Что такое медицина вообще» с позиции взаимоотношений. Это наука, искусство или определенные правила, рекомендации.

01:22

(Демонстрация слайда).

Большинство клинических рекомендаций позволяют нам оптимизировать лечение и стандартизировать исходы. Совершенно нельзя недооценивать клиническое мнение врача. Субъективное исследование протокола и (неразборчиво, 01:40) врача способно дать иногда лучшее знание по протоколу.

Есть, хочу сказать, такой пример BARI. Оно не очень хорошо известно, это исследование, в России. Это исследование, когда через 7 лет лечения смертность больных сахарных диабетом, которым выполнялось чрескожное ангиопластическое КШ. Она включалась в различные рекомендации. При этом смертность в чрескожной ангиопластике была больше, чем в АКШ, хотя в регистре этого исследования BARI она как раз была меньше. Такая ситуация происходила с клиническими исследованиями.

Кроме того, эта приверженность к лечению является отражения взаимосвязи пациент – доктор, эффект – плацебо, предпочтением самого больного. Кстати, это очень хорошо иллюстрируется альтернативной медициной. Например, гомеопатической, где именно эти ингредиенты выступают в качестве основных факторов.

(Демонстрация слайда).

Я к чем еще раз хочу в начале. Именно клинические исследования являются основой для многих врачей и многих исследователей в качестве лечения больного. Если препарат по тем или иным соображениям не входит, например, в рекомендации или в РКИ, врачи его не назначают. Именно рекомендации, стандарты, протоколы являются основной для неназначения этого препарата.

Но хорошо известно, что система здравоохранения и клиническая практика значимо отличается в различных странах. Все это влияет на исходы рандомизированных исследований (исследования ECST). С позиции безопасности: в рандомизированных исследованиях должны учитываться только опытные специалисты (работать), а в реальной практике это происходит далеко не всегда, к сожалению.

(Демонстрация слайда).

Другой проблемой является отбор пациентов. Исследование CASE (практически классика): почти 17 тысяч больных – из них только 780 больных вошло. Это менее 5%. Как следствие строгого включения/исключения, большинство больных остается за бортом клинических исследований – полученные результаты для них не применимы.

Согласно данным национальных институтов здоровья, средняя частота исключений в РКИ 73%. Я иногда думаю, когда читаю эти исследования, где они таких больных вообще в исследование набрали. Пациенты включенные отличаются от остальных по полу, возрасту, национальности, тяжести заболевания, социальному классу и, в последующем, по особенностям исхода этого заболевания.

04:08

(Демонстрация слайда).

Особенным периодом является вводный период рандомизации, необходимый для отбора пациентов, которые удовлетворяют требованиям протокола. В случае вводного периода с активным лечением, больные с побочными эффектами и неэффективностью терапии не включаются в основную часть. Так при применении карведилола (Carvedilol) 6 – 9% по тем или иным причинам были исключены из исследования.

(Демонстрация слайда).

Иногда дальнейшее участие продолжают лишь пациенты с хорошим ответом на лечение. Все это уменьшает резкую валидность полученных результатов.

Есть такие рекомендации CONSORT. Это унифицированные требования: когда вы публикуете в биомедизданиях, обязательно указывайте все критерии исключения.

(Демонстрация слайда).

Вот такие данные я нашел в Национальной библиотеке в Вашингтоне. Национальный институт здоровья эти требования выполняет лишь в 63% случаев при опубликовании рандомизированных клинических исследований и в 19% клинических рекомендаций.

(Демонстрация слайда).

То же самое прослеживается в отношении отчетов о нежелательных явлениях или измененных лабораторных показателях, особенно если спонсором является фирма-производитель. О побочных свойствах из 192-х отчетов РКИ лишь в трети даны сведения о частоте нежелательных явлениях и изменении показателей лабораторных.

(Демонстрация слайда).

Сложности имеются и при использовании в качестве лечения суррогатных и комбинированных точек. В реальной клинической практике не всегда применимы результаты, которые в РКИ получаются.

05:40

(Демонстрация слайда).

Суррогатные точки не считаются корректной конечной точкой. Только такие жесткие, как например смертность, частота инфаркта, инсульта, можно рассматривать с позиции значимости. А для пациента как раз могут быть интересны другие показатели. Для них интересны качество жизни, эмоциональный комфорт, общий тонус, когнитивные функции. Может быть, он и проживет не так много, как по другим исследованиям, но именно качество жизни для него чрезвычайно важно. Например, у больного с развитием деменции не является продолжительность жизни адекватным эффектом для пациента.

(Демонстрация слайда).

По всем выше перечисленным причинам данные из реальной практики (полученные в регистрах) часто более применимы в повседневной работе. Известно, что РКИ не учитывает формирование терапевтической связи врач – больной, предпочтений своего пациента. В них также нельзя исключить непредумышленной ошибки, например, при корректировке факторов.

(Демонстрация слайда).

Не смотря на то, что рандомизированные клинические исследования являются основной для определения эффективности лечения, мы должны всегда помнить о низкой внешней валидности полученных данных. Это происходит в рекомендациях, где происходит прямое экстраполирование данных РКИ на широкую популяцию. Если более 70% были исключены в процессе отбора, то полученные результаты нельзя использовать без коррекции на индивидуальные особенности пациента. Причем наилучшая стратегия требует модификации клинических рекомендаций.

(Демонстрация слайда).

Надо заметить, что термин «доказательная медицина» в последнее время значительно трансформировался. Если вы посмотрите первоначальное определение Sacket, «доказательная медицина» – это сознательное, точное, разумное использование наиболее доказанных методов для принятия решения о стратегии лечения больного.

(Демонстрация слайда).

Даже если молодой специалист спросит своего опытного коллегу, что говорят рекомендации, он всегда будет делать скидку на конкретного пациента. Все это делает возможным сделать такой вывод: медицина – это не простое следование рекомендациям.

Свет как физическая структура может (в зависимости от необходимости, методики) быть описан с двух позиций: корпускулярной и волновой. Это хороший пример комплементарности.

07:53

(Демонстрация слайда).

Под термином «комплементарность» понимается вообще в науке, в искусстве понятие двух противоположностей, связанных между собой. Романтизм в годы Возрождения появился вследствие неприятия научного рационализма не только в литературе, но и в науке.

(Демонстрация слайда).

В широком понимании это свелось к единству и борьбе двух противоположностей: день и ночь, рационализм и иррационализм, общее и индивидуальное.

(Демонстрация слайда).

Медицину мы часто относим к естественным наукам, однако каждый пациент обладает своими уникальными характеристиками. Комплементарный подход в медицине подразумевает индивидуальный подход к страдающему человеку. С этой точки зрения, медицина является не только наукой, но и искусством. С этой точки зрения, мы совершенно логично должны использовать не только те препараты, которые входят в рекомендации, учитывая их достаточно большое количество недостатков, но и конкретного больного.

С этой позиции я хотел бы продолжить тему того, чем мы 20 лет занимаемся в своей клинике – это так называемая метаболическая терапия. Если мы посмотрим рекомендации европейцев – они там присутствуют, в 2006-м году стабильная стенокардия, модулятор энергии присутствует, но только при стабильной стенокардии.

Когда говоришь о цитопротекторах, очень многие говорят: «В рекомендациях их нет, и применять их мы не будем». Мешанина у врачей в голове: что такое цитопротектор и метаболические препараты. Часто говорят: «Что-то в сердечной мышце такое происходит. Что там происходит – понять невозможно».

09:25

(Демонстрация слайда).

Я следующий слайд так и обозначил: цитопротекторы – это недооцененные возможности. Да, только при стабильной стенокардии модулятор энергии рекомендуется в европейских рекомендациях. Но когда я готовил лекцию, я все-таки пытался понять, что мы относим к цитопротекторам. Три позиции должны им соответствовать: клеточный метаболизм, ионный гомеостаз и влиять на структуру и функцию мембран клеток.

Если у препарата есть доказанный экспериментальный клинический эффект, его можно относить к цитопротекторам. Все остальное за пределами этого понятия. Я для себя как врач знаю только три таких препарата: это ранолазин, который был удален с рынка за счет влияния какого-то (неразборчиво, 10:04), триметазидин (Trimetazidine) и тот препарат, с которым мы более 20-ти лет работаем – фосфогенный креатин или «Неотон».

(Демонстрация слайда).

Эта продукция энергии, указанная в верхней части, в норме. Она вырабатывается за счет глюкозы и свободных жирных кислот. Бета-окисление, 60 – 80% дает АТФ, но много кислорода требует. Глюкоза. Если недостаток кислорода, то на уровне первого акта все заканчивается, и происходит изменение ph клетки.

(Демонстрация слайда).

Фосфогенный креатин – это препарат, который очень долго изучался. Надо отметить, что именно российские ученые (академик Сакс, профессор Рудай, Шахов) в Москве и разработали в свое время этот препарат. Он, к сожалению, от нас ушел в Италию, но скоро, насколько я понимаю, патент вернется к нам. Это препарат, который удовлетворяет всем трем позициям: он на клеточную мембрану влияет, он изменяет энергетический пул и изменяет ph клетки в плане убирания ацидоза.

(Демонстрация слайда).

Это четыре слайда, они говорят о том, как воздействует фосфогенный креатин или «Неотон» по выработки энергии.

(Демонстрация слайда).

Подробно не буду останавливаться – это больше биохимические. Это реакция Лохмана.

(Демонстрация слайда).

Это схема креативного пути. На таком красивом слайде показано, куда источник быстрой энергии (к каким точкам) прилагается. Здесь словами мы изложили это. Цитоплазматическая мембрана. Митохондрии заряжаются. На действие ионов и миофибриллы. Вот куда требуется энергия кардиомиоцита на сокращение.

11:45

(Демонстрация слайда).

Здесь разложено потребление энергии кардиомиоцитами: 80% на сокращение, на возбудимость 10 – 15% и 5 – 10% на прохождение АТФ каналов.

(Демонстрация слайда).

При сердечной недостаточности, особенно при длительном течении, при ХСН в частности, нарушается процесс переноса и утилизации АТФ в кардиомиоцитах. Снижается уровень фосфогенного креатинина на 70% уже на ранних стадиях. Хроническое течение сердечной недостаточности приводит к истощению энергетических ресурсов.

(Демонстрация слайда).

Вот такие показатели по Нью-Йоркской классификации. Неслучайно хроническую сердечную недостаточность (ХСН) считают эпидемией, от нее больше, чем от онкологии, умирает больных. Лечение этой ситуации является актуальной темой.

(Демонстрация слайда).

Вот соотношение фосфокреатина у больных с ХСН в течение трех лет показал, что при сохранении ресурсов увеличивается выживаемость этих больных.

(Демонстрация слайда).

Механизмы необратимого повреждения кардиомиоцитов изложены на этом слайде. Это продукция метаболизма, это изменение структурной мембраны, разрушение клеточной мембраны и массированный вход туда различных кальциев.

(Демонстрация слайда).

Все это приводит к необратимому понижению клеток.

(Демонстрация слайда).

Механизм защитного действия многогранен.

(Демонстрация слайда).

Он включает эти четыре позиции, мембраны защищает, чем-то напоминает антиагрегационный препарат – агрегацию дает внутрь клетки и ингибирует нуклеотиды, которые дают выработку энергии.

13:20

(Демонстрация слайда).

Этот препарат отражается на всех трех звеньях, о которых мы сказали:

- клеточная мембрана (вот она здесь изложена);

(Демонстрация слайда).

- стабилизация происходит при взаимодействии зарядов молекулы-цвиттериона;

(Демонстрация слайда).

- фосфолипаза задействована.

(Демонстрация слайда).

Клинические проявления у больных с инфарктом миокарда: нарушение ритма сердца уменьшается именно за счет мембраны клетки. Он не является антиритмическим препаратом, но, стабилизируя мембрану, он не дает возникать аритмии.

(Демонстрация слайда).

Сократительные функции сердца в эксперименте и в клинике (Грациоли проводил исследование в 1992-м году, и оно полностью удовлетворило доказательную медицину).

(Демонстрация слайда).

Добавление «Неотона» или экзогенных фосфокреатинов к сердечной недостаточности уменьшало ее класс по Нью-Йоркской классификации.

(Демонстрация слайда).

Желудочковая аритмия сердечной недостаточности по этой же причине.

(Демонстрация слайда).

Вот отдельные группы, которые мы много изучали – это острые формы, метаболические препараты, цитопротекторы. Это инфаркт миокарда в частности.

(Демонстрация слайда).

Туда, куда добавлялись к кардиоционной смене фосфогенный креатин («Неотон»), и размеры инфаркта миокарда уменьшались, и его масса (есть соответствующие расчеты по грамм-эквиваленту).

(Демонстрация слайда).

Динамика тропонинов быстрее происходила, время нормализации других кардиоспецифических ферментов при использовании «Неотона» в разных схемах. Причем это дозозависимый препарат.

(Демонстрация слайда).

По той же самой причине происходило уменьшение желудочковых тахикардий. Вот почему очень хороший эффект, Владимир Трофимович, у нас получался при постреперфузионных аритмиях. У меня вышло почти 15 кандидатских и докторских диссертаций, где в качестве основного препарата мы использовали фосфогенный креатин или «Неотон».

В заключении я хочу сказать, что если в европейские рекомендации модулятор энергии входит только при хронических формах, при стабильной стенокардии, то по нашим исследованиям они должны использоваться и в острых формах ишемической болезни. При инфаркте миокарда, нестабильной стенокардии, при проведении тромболизиса. Есть очень интересные работы у кардиохирургов об использовании этого препарата в качестве плегических растворов.

Вот то, что я хотел сказать за то время, которое вы мне отвели. Спасибо большое за внимание.

Владимир Ивашкин: Спасибо большое.

15:45