ИНТЕРНИСТ

Национальное Интернет Общество
специалистов по внутренним болезням

ПУБЛИКАЦИИ

Ответы на вопросы

Скалинская М.И., Осипенко М.Ф.
07 Июня 2013

Профессор Драпкина О.М.: – Марина Федоровна, если бы вы сейчас видели чат, я вам советую его потом посмотреть, вы бы увидели, сколько вопросов, я их все показываю. Но у нас 7 минут. Но я все-таки не могу не прочитать кое-какие. «Дорогая Марина Федоровна, вы очень убедительны и, как всегда, прелестны. Спасибо за дивный доклад. Если с позиции хронофизиологии в норме стул должен быть ежедневным, должен ли врач настраивать больного на такую нормализацию ритма стула (то есть 7 раз в неделю)?»

Профессор Осипенко М.Ф.: – По существующим строгим определениям в отношении запора мы с вами прекрасно понимаем, что вариантом нормы является количество дефекаций в день от 2-3 до 3, не менее 3 в неделю. Если удается добиваться стула с помощью данного энтерокинетика или других препаратов ежедневно – безусловно, это хорошо. Но это не может быть основной целью в лечении запора. Лечение запора – это купирование всех тех симптомов, о которых говорил Игорь Борисович, и о которых говорила я, только одним из которых является кратность дефекации.

Профессор Драпкина О.М.: – Еще такое лестное письмо. «Марина Федоровна, спасибо за прекрасный алгоритм подхода к проблеме запора. Он так же прекрасен, как прелестны новосибирские коллеги. Как долго можно принимать резолор?»

Профессор Осипенко М.Ф.: – На сегодняшний день, поскольку проблема хронического запора, хронического функционального запора – это проблема хроническая, каких бы то ни было рекомендаций или инструкций по длительности или по ограничению, точнее, длительности использования этого препарата, в мире нет. В отношении алгоритма – это спасибо не мне, это спасибо ведущим европейским ученым, которые разработали совершенно жизнеспособный, скажем так, в смысле доступности его применения, думаю, что во всех странах, включая нашу тоже. Спасибо.

Профессор Драпкина О.М.: – Марина Федоровна, я думаю, спасибо вам тоже, потому что алгоритм надо еще донести. Мало его разработать, его надо донести, надо обучить врачей. Я сейчас вас вижу, как будто сижу вместе с вами в студии, вы здесь у нас были, мы с вами здесь общались, и у меня такое же ощущение, что вы где-то совсем рядом. Поэтому алгоритм донесенный и понятный практикующему врачу, еще раз передаю слова благодарности наших коллег. Вопрос такой: «Каковы критерии отличия небольшой контактной кровоточивости от умеренной контактной кровоточивости при язвенном колите?»

Скалинская М.И.: – Это субъективное мнение эндоскописта, то есть по количеству крови, которое он оценивает. В любом случае контактная кровоточивость, независимо от объема кровопотери, является просто одним из критериев «clinical disease activity index», так называемого клинического индекса активности язвенного колита.

Профессор Драпкина О.М.: – Спасибо большое. Ушакова Ирина Яковлевна спрашивает: «Есть ли гендерные различия фармакотерапии запоров?»

Профессор Осипенко М.Ф.: – Что касается гендерных различий, то больших существенных различий нет. Различия заключаются в том, что все-таки по мировой статистике синдром запора чаще встречается у женщин, именно поэтому большая часть исследований по этой проблеме проводилась и продолжает проводиться на женской популяции. С точки зрения частоты осложнений, с точки зрения реакции на лекарственные препараты, судя по тем данным, с которыми я сталкивалась, различий по этому поводу нет.

Профессор Драпкина О.М.: – «Приходилось сталкиваться со значительным уменьшением мочевыделения в дни приема дюфалака у пациентов старше 80 лет. Что вам известно по этому поводу?»

Профессор Осипенко М.Ф.: – Я думаю, это требует, безусловно, какого-то дополнительного доказательства. Теоретически можно предположить, что прием осмотических препаратов увеличивает объем секреции жидкости в кишечник. Но в том случае, если мы сталкиваемся с той ситуацией, которая здесь изложена, нужно ставить вопрос – а нет ли обезвоживания у этого человека? Потому что в принципе существенной клиники, явно приводящей к уменьшению объема мочеиспускания не должно быть у человека без проявления обезвоживания.

Профессор Драпкина О.М.: – Спасибо большое. И последний вопрос, наверное (просто не успеваем). Марина Федоровна, будет время – пожалуйста, в чат загляните, очень много вопросов. Может быть, письменно ответите.

Скалинская М.И.: – Обязательно сделаем, с удовольствием.

Профессор Драпкина О.М.: – Последний. «Если в первый день приема резолора возникает головная боль, означает ли это, что лекарство проникает через гематоэнцефалический барьер?»

Профессор Осипенко М.Ф.: – Нет. Механизм возникновения головной боли на фоне приема этой группы препаратов – вопрос такой достаточно дискуссионный и неоднозначный. По всем на сегодняшний день существующим позициям в подавляющем большинстве случаев головная боль не возобновляется при продолжении приема препарата, и ограничивается преимущественно первым, максимум вторым днем.

Профессор Драпкина О.М.: – Спасибо огромное за очень интересную, во-первых – познавательную, во-вторых – очень практическую лекцию, семинар. У нас был семинар, действительно, который соединил города, соединил очень много каких-то таких междисциплинарных моментов. Я не смогла задать этот вопрос Марине Федоровне, но она обещала на все вопросы ответить письменно. Там было очень много вопросов касательно сердечно-сосудистых заболеваний и запора, есть ли связь, как это все преодолевать. Спасибо вам большое, уважаемые коллеги, за интерес к новосибирской школе, к екатеринбургской школе и вообще к обучающим программам. Еще раз хочу поблагодарить Игоря Борисовича, хочу поблагодарить Марину Федоровну и Марину Игоревну за вот такой прекрасный симпозиум, который получился, и просим прощения за то, что не смогли ответить на все вопросы.