ИНТЕРНИСТ

Национальное Интернет Общество
специалистов по внутренним болезням

ПУБЛИКАЦИИ

Ответы на вопросы. Бакрадзе М.Д., Медведев А.А.

Бакрадзе М.Д., Медведев А.А.
12 Марта 2014

Оксана Михайловна Драпкина, профессор, доктор медицинских наук:

– Я предлагаю перейти к нашей дискуссии, поэтому, пожалуйста, зачитайте вопрос. Если есть город, тоже его озвучьте.

Майя Джемаловна Бакрадзе, профессор, доктор медицинских наук:

– Вопрос: «(...) (00:00:12) препараты не советуют применять у детей при температуре до 38,5 градусов. Правда ли это, или нет таких рамок?»

Первый слайд, который я показывала, был именно: в каких случаях, и при какой температуре, в какой возрастной группе необходимо снижать температуру. Что касается 38,5, если это новорожденный, то, возможно, это требует, прежде всего, выяснить причину и потом снизить температуру. Что касается более взрослых детей, дело в том, что все, что происходит до 38,5 – не вырабатываются никакие антитела и пирогены не действуют. Получается, что болезнь протекает без запоминания, нет борьбы, нет лейкоцитоза, поэтому снижать температуру надо в том случае, если эта лихорадка плохо переносится. Снижение температуры должно быть только на 1 градус, но никак не до нормальных цифр, это уже шок. Поэтому дайте детям поболеть вирусными инфекциями и выработать иммунитет.

«Если все инфекционные заболевания протекают без лихорадки, какую тактику терапии выбрать? Хорошо это или плохо?»

Вряд ли все протекают, потому что тот, кто задает этот вопрос, не болел тяжелыми бактериальными инфекциями.

Драпкина О.М.:

– Это, наверное, больше в области геронтологии, там действительно чаще протекает без лихорадки?

Бакрадзе М.Д.:

– Да. Дело в том, что есть, допустим, у детей парагрипп. Он протекает с маленькой температурой. Этим парагриппом мы с вами болеем по жизни, и во взрослом возрасте только потому, что не вырабатываются антитела. Лишь только выше 39 начинается в организме борьба. Что делать с теми, которые не температурят? Ничего особенного. Это не проблема, просто они болеют чаще, если это ребенок.

Драпкина О.М.:

– То есть это все равно какой-то интегральный показатель плохого иммунитета?

Бакрадзе М.Д.:

– Не будем говорить слово «иммунитет». Вопрос задан «все инфекции». Во-первых, не все инфекции, скорее всего. Вирусные легкие инфекции. Этот пациент, скорее всего, ими чаще будет болеть. Вирусные инфекции не показатель иммунитета. Это показатель нашего образа жизни, нашего социального строя, как мы моем руки, ходим там, где детям ходить не нужно, особенно елки, когда много эпидемиологического гриппа, или же не прививаем.

Драпкина О.М.:

– А сейчас как раз елки начнутся.

Бакрадзе М.Д.:

– Надо просто к этому быть готовым. Есть грипп и вакцинация против гриппа, которую необходимо проводить в сентябре-октябре.

Драпкина О.М.:

– А помогают влажные салфетки детям?

Бакрадзе М.Д.:

– Вообще, руки все время надо мыть, потому что человек даже не задумывается, сколько раз он трогает свой нос, глаза.

Драпкина О.М.:

– Слизистые.

Александр Алексеевич Медведев, профессор, доктор медицинских наук:

– Деда Мороза за бороду.

Бакрадзе М.Д.:

– И в связи с этим заражает других. Здесь просто нужно помнить: в этом случае профилактика работает лучше всего при любых, особенно вирусных инфекциях.

Драпкина О.М.:

– Спасибо большое. Александр Алексеевич.

Медведев А.А.:

– Пришло два вопроса, не знаю из какого города.

«Предложите лечение мочевого пузыря, вызванного чувствительностью слизистой к повышенному содержанию оксалатов в моче».

Тут, понимаете, все-таки недостаточно данных для того, чтобы взять и сходу предложить лечение. Я бы сказал, что все равно мы должны искать причину, этиологический фактор, что же вызывает именно это воспаление мочевого пузыря, или цистит? Надо искать какой-то уропатоген. Должны проводиться адекватные микробиологические культуральные анализы, чтобы мы могли выделить именно этот уропатоген. Это первый вопрос. Если речь идет о том, что повышенное содержание оксалатов в моче, то, естественно, надо искать первопричину. Надо обследовать почки – причину возникновения повышенного содержания оксалатов в моче. Возможно, это связано с какими-то обменными нарушениями, может быть, это связано с особенностью региона, с водно-солевым балансом в воде и так далее. Но я бы в этом случае все равно, наверное, рекомендовал бы идти по стандартному алгоритму, проводить культуральный микробиологический анализ мочи, выявлять уропатоген и проводить адекватную антибактериальную терапию, согласно данных чувствительности. Параллельно выяснять, почему у этого пациента повышенное содержание оксалатов, и проводить какие-то меры, направленные на снижение содержания оксалатов, если они повышенные.

Следующий вопрос: «Подскажите, какова тактика при гемморагическом цистите?»

Я бы сказал, что, во-первых, должен, конечно же, быть проведен дифференциальный диагноз. Мы должны четко понимать, что это геморрагический цистит, а не онкологическое заболевание, что нет никаких неопластических процессов ни в верхних мочевых путях, ни в нижних мочевых путях. Мы должны провести дифференциальную диагностику для определения тактики с интерстициальным циститом и так далее. И если мы действительно подтвердили, что это геморрагический цистит, как я уже сказал, мы выделили уропатогены, назначили антибиотики, необходимые этому пациенту согласно антибиотикограмме, то, возможно, в этом случае добавление в схему лечения каких-то гемостатических препаратов и так далее. Я еще раз подчеркиваю, что врач, конечно же, должен всегда иметь в виду, что возможны рецидивы инфекции, и думать о том, какую противорецидивную тактику выберет он после проведения лечения, какие он даст рекомендации пациенту по борьбе с рецидивом инфекций мочевыводящих путей.

Драпкина О.М.:

– Еще один вопрос.

Медведев А.А.:

– «Александр Алексеевич, необходимо ли, по вашему мнению, пациентам с рецидивирующей неосложненной инфекцией рутинно выполнять цистоскопию?» Вопрос из Минска.

Я думаю, что рутинно, возможно, нет. Существуют методики обследования пациентов. Да, это не инвазивно и, конечно, не всем пациенткам мы выполняем именно рутинно цистоскопию, потому что это все-таки методика инвазивная. Существуют и неинвазивные методики: ультразвуковая диагностика, данные результатов анализов. Вопрос в том, для чего выполняется цистоскопия? Возможно, это не просто смотровая цистоскопия, а с взятием биоптатов мочевого пузыря, когда у нас есть какие-то сомнения, и когда уже требуется проведение более серьезной дифференциальной диагностики, например, с туберкулезом мочевого пузыря, с какими-то паразитарными заболеваниями, то есть когда действительно в этом есть необходимость. Рутинно все-таки, наверное, при рецидивирующем я бы всем пациентам не рекомендовал, то есть когда к этому действительно есть четкие и строгие показания.

Драпкина О.М.:

– Спасибо большое.