ИНТЕРНИСТ

Национальное общество усовершенствования
врачей им. С.П. Боткина

Генетические и клинические особенности митохондриальной ретинопатии
ПУБЛИКАЦИИ

Генетические и клинические особенности митохондриальной ретинопатии

Цель: Дать представление о фенотипе сетчатки и сопутствующих генетических и системных особенностях пациентов с митохондриальной болезнью.

Дизайн: Ретроспективный обзор ряда клинических случаев.

Методы: В исследование было включено 23 пациента с ретинопатией и митохондриальными заболеваниями, включающими в себя прогрессирующую внешную офтальмоплегию (CPEO), наследуемые по материнской линии диабет и глухоту (MIDD), митохондриальную энцефаломиопатию, лактозный ацидоз, инсульт-подобные приступы (MELAS), синдром Кернса-Сейра, синдром нейропатии, атаксии и пигментного ретинита (NARP) и другие системные проявления. Анализировались медицинские карты, снимки сетчатки, электрофизиологические показатели, результаты молекулярно-генетического тестирования, в том числе белкового моделирования, гистология мышечного биоптата каждого пациента. Основным методом оценки результатов являлись фенотипические характеристики митохондриальной ретинопатии.

Результаты: Генетическое тестирование выявило спорадические крупномасштабные делеции митохондриальной ДНК и вариант в MT-TL1, MT-ATP6, MT-TK, MT-RNR1 и RRM2B. Основываясь на снимках сетчатки удалось выделить три фенотипа: тип 1 с средними, фокальными пигментными аномалиями; тип 2, характеризующийся мультифокальными субретинальными бело-желтыми депозитами и изменения пигментного эпителия до заднего полюса; и тип 3 с распространенными гранулярными пигментными повреждениями. Запущенные формы ретинопатии 2 и 3 типов имели хориоретинальную атрофию, как правило начинавшейся в перипапиллярной и парацентральной областях, не затрагивая фовеолярную область. У двух пациентов был выявлен другой фенотип: у одного в форме скрытой ретинопатии, а у пациента с RRM2B-ассоциированной ретинопатией фенотип характеризовался вовлечением области макулы и отсутствием поражения перипапиллярной области и значительной атрофии фоторецепторов до потери пигментного эпителия сетчатки. У двух пациентов с 1 тип дополнительно характеризовался макулярной телеангиэктазией 2 типа средней степени. Пациенты с 1 типом и средней степенью 2 и 3 типов демонстрировали хорошую остроту зрения и не проявляли симптомы, связанные с ретинопатией. При этом пациенты с запущенными формами 2 и 3 типов жаловались на проблемы со зрением в условиях недостаточного освещения, на сниженную остроту зрения или на то и другое. С помощью коротковолновой автофлуоресценции в большинстве случаев удавалось выявить отчетливую картину сетчатки, при этом аутофлуоресценция в ближнем инфракрасном диапазоне значительно снижена при ретинопатии 3 типа. Фенотип сетчатки являлся ключевым фактором диагностики митохондриальных заболеваний у 11 пациентов, тогда как 12 пациентам диагноз был поставлен до осмотра глазного дна.

Выводы: Различные типы митохондриальной ретинопатии имеют характерные особенности. Даже при отсутствии нарушений зрения их своевременное распознавание может облегчить зачастую сложную и запоздалую диагностику митохондриальных заболеваний, особенно у пациентов с легким или стертыми мультисистемным формами заболеваний.

Источник: ophthalmologyretina.org/article/S2468-6530(21)00071-3/fulltext

(0)