ИНТЕРНИСТ

Национальное общество усовершенствования
врачей им. С.П. Боткина

Результаты исследования «Осведомленность мигрантов о туберкулезе и ВИЧ»
ПУБЛИКАЦИИ

Результаты исследования «Осведомленность мигрантов о туберкулезе и ВИЧ»

В 2015 году Российский Красный Крест опубликовал результаты нового социологического исследования «Осведомленность мигрантов о туберкулезе и ВИЧ», проведенного при участии сотрудников и добровольцев Российского Красного Креста, а также обществ Красного Полумесяца Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Видеокомментарий эксперта


д.м.н. Мухамадиев Даврон Мансурович (Глава Регионального Представительства Международной Федерации Красного Креста и Красного Полумесяца) о результатах исследования "Осведомленность мигрантов о туберкулезе и ВИЧ-инфекции"

На сегодняшний день проблемы доступа мигрантов к основным правовым и медико-социальным услугам и распространение социально значимых заболеваний, как среди населения в целом, так и среди мигрантов являются весьма острыми проблемами нашего общества.

Целью исследования было оценить осведомлённость трудовых мигрантов из Средней Азии о туберкулёзе (ТБ) и ВИЧ, а также оценить возможности для улучшения профилактики этих социальных болезней.

  Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1. Выявить социально-демографические характеристики трудовых мигрантов в России и Казахстане и лиц, имеющих опыт трудовой миграции в Таджикистане и Киргизии.

2. Оценить специфику жизни и работы трудовых мигрантов в России и Казахстане, их  миграционный опыт и состояние здоровья.

3. Выявить осведомлённость трудовых мигрантов о ТБ и ВИЧ, распространённость этих заболеваний среди мигрантов и практику их лечения.

4. Разработать рекомендации по улучшению мер профилактики ТБ и ВИЧ среди трудовых мигрантов из Средней Азии.

Методология исследования

            Исследование проводилось в России (Москва, Волгоград, Тамбов, Оренбург), Казахстане, Таджикистане и Киргизии с 1 апреля по 30 ноября 2014 г. Был применён метод анкетного  опроса для выявления: характеристик трудовых мигрантов, специфики жизни и работы в странах выезда, миграционного опыта, состояния здоровья, осведомлённости о ТБ и ВИЧ, распространённости этих болезней среди мигрантов и практики их лечения.

Размер выборки составил 1750 респондентов (400 в Киргизии, 400 в Таджикистане, 400 в Казахстане, 650 в России, в том числе 100 – повторно, после обучения на курсах) от 18-60 лет, имеющих опыт миграции, которые были опрошены по трём типам анкет. В одной точке опроса  запрещалось опрашивать  более 3 человек.

Результаты

Социально-демографические характеристики трудовых мигрантов

Опрошенные респонденты примерно в равных долях распределены по странам постоянного проживания: 36% - из Узбекистана, 34% - из Таджикистана, 30% - из Киргизии.

Распределение по полу в общем отражает разный уровень феминизации миграции из среднеазиатских стран: среди узбекистанцев, чья феминизация миграционных потоков остаётся невысокой, опрошено 8% женщин, среди таджикистанцев – 18% и среди киргизстанцев – 38%

Большая часть опрошенных – жители села и небольших городов Таджикистана, Узбекистана и Киргизии (только 16% приезжают из крупных городов и столиц), что соответствует тенденциям миграционного движения из Средней Азии последних лет.

В выборке около четверти респондентов имеют высшее или незаконченное высшее образование, что также соответствует тенденциям последних лет, выявленным предыдущими исследованиями, и наравне с сельской культурой становится риском для увеличения конфликтного потенциала между сообществами принимающих стран и мигрантскими сообществами.

В среднем около двух третей опрошенных респондентов имеют брачного партнёра (женат/замужем/гражданский брак). Немного выше это соотношение среди опрошенных таджикистанцев (67%) и немного ниже среди узбекистанцев (55%, что объясняется небольшим перевесом в «молодёжной» возрастной группе опрошенных узбекистанцев).

Около 40% опрошенных проживают в стране выезда совместно с мужем/женой. При этом у трети опрошенных в целом по выборке (32%) дети до 18 лет проживают совместно с ними в стране выезда. Чаще всего это 1 ребёнок (в 66% случаев).

Работа и жизнь на выезде.  Миграционный опыт

Исследование показало, что у большей части опрошенных уже есть опыт работы в России: приехавшие на заработки в первый раз  составляют 19% среди опрошенных по выборке в России и Казахстане. Среди таджикистанцев (32%) и киргизстанцев (29%) больше тех, кто приехал в первый раз, чем среди узбекистанцев (13,2%).

Опрошенные мигранты из Средней Азии имеют разные стратегии работы на выезде. Так, для узбекистанцев более характерен выезд на сезонную работу (66%;), а таджикистанцы и киргизстанцы ориентированы на более длительное пребывание и работу на выезде. Так, 51% опрошенных таджикистанцев работают на выезде почти весь год, кроме отпуска, а 14% - практически постоянно и домой почти не ездят. Среди киргизстанцев таких соответственно, 44 и 25%.

Не все нацеленные на работу респонденты её имеют. В целом по всем находящимся в миграции респондентам работу имеют 97%. Среди опрошенных работающих респондентов преобладает такая сфера, как строительство. Также велика доля занятых в домашней работе (услуги в частном доме  - няня, сиделка, домработница, шофер, охранник, строитель на даче) и торговле. В общем, это соответствует данным исследований прошлых лет, так как мигранты из Средней Азии уже традиционно занимают эти ниши на рынках труда России и Казахстана.

Исследование жилищных условий трудовых мигрантов показало, что подавляющее большинство из них живёт скученно, так как на аренде жилья  принято экономить. Отдельное жильё снимает только каждый десятый опрошенный. Жилищные условия у таджикистанцев и киргизстанцев немного лучше, чем у узбекистанцев, так как более длительное пребывание и более постоянный характер заработка в отличие от в основном  сезонно работающих узбекистанцев позволяет им чаще жить отдельно, но отличия всё равно укладываются лишь в несколько процентов.

Примерно каждый десятый мигрант проживает в плохо пригодном или просто не приспособленном для проживания жилье: в вагончике, техническом помещении, подвале, сарае, на рынке.

Здоровье трудовых мигрантов и доступ к медицинской помощи

Отсутствие социальных гарантий – один из серьёзных минусов для трудового мигранта и большой плюс для работодателя. Исследование показало, что заболевший работник из Средней Азии, как правило, не может рассчитывать на оплату больничного или лечения за счёт работодателя: в целом по всей выборке только у 5-6% работников работодатель поддерживает работника во время его болезни.

В целом большинство мигрантов предпочитают не обращаться к врачам в профилактических целях, хотя, живя на родине, 17% будущих мигрантов пользуются профилактической медициной. В то же время стратегия отказа от лечения крайне редко используется мигрантами, находящихся еще на родине, но оказывается довольно востребованной мигрантами в принимающих странах: от 21% в России до 63% в Казахстане стараются «перетерпеть» болезнь, не обращаясь к врачам. Таким образом, вопросы отношения мигрантов к своему здоровью и к выбору стратегии поведения в сфере обращения за медицинской помощью требуют отдельного внимания, в том числе и со стороны органов здравоохранения посылающих стран, ведь именно им придется в итоге заниматься вопросами «пошатнувшегося» здоровья вернувшихся на родину мигрантов.

Туберкулёз: осведомлённость, распространённость, лечение

Знание мигрантов о туберкулезенельзя оценить как всеобщее: около четверти опрошенных по всей выборке ничего не знают об этом заболевании. Самым важным источником информации о ТБ для мигрантов являются ТВ, СМИ и Интернет (для 47% всех опрошенных), далее следуют такие источники информации, как врачи (31%), специальные памятки (31%), знакомые и родственники (24%).

Среди тех, кто ответил, что обладает какими-то знаниями о ТБ, уровень знания о излечимости ТБ в среднем по всем опрошенным не превышает 73%. При этом узбекистанцы хуже остальных осведомлены  о излечимости этой болезни: 4% заявили о полной, по их мнению, неизлечимости ТБ, а 36% затруднились сказать что-то определённое. Киргизстанцы на втором месте по уровню знания (6 и 21%, соответственно сказали, что ТБ неизлечим, или не осведомлены об этом), а таджикистанцы лучше остальных знают об излечимости этой болезни (82%  знают, 16%  не осведомлены, 2% думают, что ТБ вылечить нельзя).

Среди причин не обращения за помощью лиц с ТБ являются: отсутствие денег на лечение (35%), отсутствие информации (32%), боязнь прекращения общения с близкими (30%).

Среди всех опрошенных флюорографию в текущем году делали 22%, в прошлом году - 24%, более года назад – 44%. Около 10% никогда не делали флюорографию. Слабым можно назвать охват всех узбекистанцев флюорографией: 17% из них никогда её не делали. Среди киргизстанцев таких  10%, а среди таджикистанцев -  4%.

Среди опрошенных у 10% есть родственники или знакомые на родине, заразившиеся ТБ, а у 2% - родственники или знакомые, заразившиеся ТБ в России. Больше всего заразившихся ТБ родственников или знакомых на родине среди киргизстанцев (20%), в Узбекистане таких 8%, а в Таджикистане - 3%. Заразившихся ТБ родственников или знакомых в России имеют 3,6% киргизстанцев, 1,4% узбекистанцев, 0,5% таджикистанцев (рисунок 1).

image002.png

Рисунок 1 – Родственники или знакомые, заразившиеся ТБ, %

Мигранты и ВИЧ

Общее число россиян, инфицированных ВИЧ, зарегистрированных в Российской Федерации на 1 ноября 2014 г., составило 864 394 человека.  В России продолжает ухудшаться эпидемическая ситуация по ВИЧ-инфекции: сохраняется высокий уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией, увеличивается общее число ВИЧ-инфицированных и количество их смертей. При этом число инфицированных ВИЧ растет как среди российских, так и среди иностранных граждан почти одинаковыми темпами. Тем не менее, пока показатель количества новых выявленных случаев ВИЧ-инфекции на 100 тыс. обследованных в РФ иностранных граждан заметно ниже (в 2 раза), чем аналогичный показатель для российских граждан.

Почти каждый десятый опрошенный мигрант, имеющий разных сексуальных партнеров, не предохраняется во время половых контактов. Таким образом, возникает риск не только нежелательной беременности, но и различных заболеваний, передаваемых половым путем. В целом по массиву, включая всех имеющих сексуального партнера/партнершу (как постоянных, так и нет), каждый третий не предохраняется при половых контактах из религиозных соображений или потому, что партнер/партнерша против (среди выходцев из Таджикистана таких 35%, Киргизии – 20%, Узбекистана – 43%).

Логично предположить, что обеспокоенность возможностью заражения должна быть напрямую связана с наличием или отсутствием сексуальных отношений и постоянством этих отношений. Однако опрос показывает, что существенной разницы между теми, кто имеет разных сексуальных партнеров, и теми, кто имеет сексуальные отношения с постоянным партнером или мужем/женой, или вовсе не имеет сексуального партнера (Рисунок 2).

image004.png

Рисунок 2 - Обеспокоенность возможностью заражения ВИЧ в зависимости от наличия/отсутствия сексуального партнера/партнерши, %

Большинство опрошенных плохо представляют себе, где можно анонимно сдать анализы на наличие ВИЧ: 82% (по всему массиву) не знают об этом и только 18% заявили, что знают такие медицинские учреждения (и это их знание в большинстве случаев реально подтверждается названными в ходе опроса конкретными адресами). При этом среди опрошенных в России доля знающих, где можно пройти тестирование, еще ниже, чем в целом по массиву: всего 9% осведомлены об адресах таких медучреждений. После обучения картина изменилась радикально: 86% ответили, что знают, где сдать анализы на наличие ВИЧ.

Проверку на наличие ВИЧ-инфекции никогда не проходили больше половины респондентов. При этом после обучения их число, конечно, снизилось, но не радикально  (до 47%). Относительно свежие результаты тестирования могли получить всего лишь 28% опрошенных (после обучения доля этой категории увеличилась почти в 2 раза до 53%).

В целом распространенность ВИЧ-инфекции среди мигрантов пока не очень велика, подтверждением чего служат ответы на вопрос о наличии родственников/знакомых, заразившихся ВИЧ: 98% опрошенных дали отрицательный ответ. По 1% знают заразившихся среди своих родственников/знакомых на родине и в России. Для сравнения:  в ходе опроса женщин-мигрантов, проведенного ЦМИ в 2010 г. в России, 6% опрошенных заявили, что знают о случаях заражения женщин-мигрантов ВИЧ, а еще 3% - что таких случаев им известно много (Женщины-мигранты, 2011).

Источник: Полетаев Д.В., Флоринская Ю.Ф. Осведомленность мигрантов о туберкулезе и ВИЧ.  Москва, январь 2015 года.

Подготовила: Евсютина Ю.В.

(0)